Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3


Прошли века, огромное количество открытий нескончаемо усложнило наше представление о взаимозависимости явлений и тем будто бы отодвинуло и замедлило зание космоса. Совместно с тем наука отыскала неограниченное количество обходных путей для разрешения сложных заморочек Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 и технических задач. Примером схожих обходов было создание пульсационных галлактических кораблей, движущихся как будто вне обыденных законов движения. Конкретно в этом преодолении кажущихся тупиков математической логики и заключалось могущество грядущего. Но Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 создатель «Первого контакта» даже не ощутил необъятности зания, сокрытой за ординарными формулировками величавых диалектиков его времени.

— Никто не направил внимания еще на одно событие, — вдруг заговорил неразговорчивый Яс Тин. — Рассказ написан на британском Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 языке. Все имена, прозвища и юмористические выражения оставлены английскими. Это тяжело! Я лингвист-любитель и изучал процесс становления первого мирового языка. Британский язык — один из более всераспространенных в прошедшем. Писатель Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 отразил, как в зеркале, несуразную веру в незыблемость, точнее, нескончаемую продолжительность публичных форм. Замедленное развитие древнего рабовладельческого мира либо эры феодализма, принужденное долготерпение старых народов были неверно приняты за стабильность вообщем всех форм публичных отношений Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3: языков, религий и, в конце концов, последнего стихийного общества, капиталистического. Опасное публичное неравновесие конца капитализма числилось постоянным. Британский язык уже тогда был архаическим пережитком, так как в нем было практически Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 два языка — письменный и фонетический, и он на сто процентов непригоден для переводных машин. Умопомрачительно, как создатель не сообразил, что язык изменяется тем посильнее и быстрее, чем резвее идет изменение человечьих отношений и представлений Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 о мире! Полузабытый старый язык санскрит оказался построенным более логически и поэтому стал основой языка-посредника для переводных машин. Прошло малость времени, и из языка-посредника сформировался 1-ый мировой язык Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 нашей планетки, с того времени еще претерпевший много конфигураций. Западные языки оказались недолговечными. Еще меньше прожили взятые от религиозных преданий, из совершенно чуждых и издавна погибших языков имена людей.

— Яс Тин увидел самое главное Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3, — вступил в разговор Мут Анг. — Страшнее, чем научное неведение либо неправильная методика, — косность, упорство в защите тех форм публичного устройства, которые совсем разумеется не оправдали себя даже в очах Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 современников. В базе этой косности, кроме наименее нередких случаев обычного невежества, лежала, естественно, личная заинтригованность в сохранении того публичного строя, при котором этим заступникам жилось лучше, чем большинству людей. А если так, то что Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 за дело было им до населения земли, до судьбы всей планетки, ее энергетических припасов, здоровья ее жителей!

Неразумное расходование припасов горючих ископаемых, лесов, истощение рек и почв, опаснейшие опыты по созданию Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 убийственных видов атомного орудия — все это, совместно взятое, определяло деяния и миропонимание тех, кто старался во что бы то ни стало сохранить отжившее и уходящее в прошедшее, причиняя мучения и внушая ужас большинству людей Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3. Конкретно тут зарождалось и прорастало ядовитое семя исключительных льгот, выдумок о приемуществе одной группы, класса либо расы людей над другими, оправдание насилия и войн — все то, что получило в давнешние времена Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 заглавие фашизма. Им обычно заканчивались националистические распри.

Привилегированная группа безизбежно будет тормозить развитие, стараясь, чтоб для нее оставалось все как и раньше, а униженная часть общества будет вести борьбу против Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 этого торможения и за собственные привилегии. Чем посильнее было давление привилегированной группы, тем посильнее становилось сопротивление, жестче формы борьбы, и развивалась взаимная беспощадность, и, как следует, деградировало моральное состояние людей. Перенесите это с борьбы Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 классов в одной стране на борьбу привилегированных и угнетенных государств меж собою. Вспомните из истории борьбу меж странами нового, социалистического общества и старенького, капиталистического, и вы поймете причину рождения военной Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 идеологии, пропаганды неизбежности войн, их вечности и галлактическом распространении. Я вижу тут сердечко зла, ту змею, которая, как ее ни прячь, непременно укусит, так как не кусать она не может. Помните, каким недобрым красно Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3-желтым светом горела звезда, мимо которой мы направились к нашей цели…

— Сердце Змеи! — воскрикнула Потаенна.

— Сердце Змеи! И сердечко литературы защитников старенького общества, пропагандировавшей неизбежность войны и капитализма, — это сердечко ядовитого Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 пресмыкающегося.

— Следовательно, наши опаски — тоже отголоски змеиного сердца, еще оставшиеся от старых! — серьезно и грустно произнес Кари. — Но я, наверное, самый змеиный человек из всех нас, так как у меня есть Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 еще опаски… сомнения, как там их именовать.

— Кари! — с укором воскрикнула Потаенна.

Но тот упорно продолжал:

— Командир отлично гласил нам о смертных кризисах высших цивилизаций. Все мы знаем погибшие планетки, где жизнь уничтожена из Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3-за того, что люди на их не успели совладать с военной атомной угрозой, сделать новое общество по научным законам и навечно положить конец жажде истребления, вырвать это змеиное сердечко! Знаем Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3, что наша планетка чуть успела избежать схожей участи. Не появись в Рф 1-ое социалистическое правительство, положившее начало величавым изменениям в жизни планетки, расцвел бы фашизм, и с ним — убийственные ядерные войны! Но Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 если они там, — юный астронавигатор показал в сторону, с которой ожидался чужой звездолет, — если они еще не прошли небезопасного пика?

— Исключено, Кари, — тихо ответил Мут Анг. — Вероятна некоторая аналогия в становлении высших форм Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 жизни и высших форм общества. Человек мог развиваться только в сравнимо размеренных, длительно имеющихся подходящих критериях окружающей природы. Это не означает, что конфигурации совершенно отсутствовали, напротив — они были даже достаточно резкие, но Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 только в отношении человека, а не природы в целом. Катастрофы, огромные потрясения и конфигурации не позволили бы развиться высокому мыслящему существу. Так и высшая форма общества, которая смогла одолеть космос, строить звездолеты, просочиться Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 в бездонные глубины места, смогла все это дать только после всепланетной стабилизации критерий жизни населения земли и, уж естественно, без чертовских войн капитализма… Нет, те, что идут нам навстречу, тоже прошли Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 критичную точку, тоже мучались и погибали, пока не выстроили истинное, мудрейшее общество!

— Мне кажется, есть какая-то стихийная мудрость в историях цивилизаций различных планет, — произнес с загоревшимися очами Тэй Эрон. — Население земли не Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 может покорить космос, пока не достигнет высшей жизни, без войн, с высочайшей ответственностью каждого человека за всех собственных братьев!

— Совершив подъем на высшую ступень коммунистического общества, население земли обрело галлактическую силу, и оно Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 могло обрести ее только этим методом, другого не дано! — воскрикнул Кари. — И не дано никакому другому населению земли, если так именовать высшие формы организованной, мыслящей жизни.

— Мы, наши корабли Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 — руки населения земли Земли, протянутые к звездам, — серьезно произнес Мут Анг, — и эти руки чисты! Но это не может быть только нашей особенностью! Скоро мы коснемся таковой же незапятанной и могучей руки Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3!

Молодежь не выдержала и экзальтированными кликами встретила заключение командира. Да и старшие, достигшие мужественной сдержанности эмоций, окружили Мут Анга с очевидным волнением.

Кое-где впереди, все еще на страшенном расстоянии, летел навстречу корабль с Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 планетки чужой и дальной звезды. И люди Земли в первый раз за млрд лет развития жизни на собственной планетке должны соприкоснуться с другими… тоже людьми. Логично, что астролетчики, как ни сдерживали себя Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3, пришли в лихорадочное возбуждение. Удалиться на отдых, остаться наедине с собой в жарком нетерпении ожидания казалось неосуществимым. Но Мут Анг, рассчитав время встречи звездолетов, отдал приказ Свет Симу дать всем успокоительного лекарства Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3.

— Мы, — твердо отвечал он на протесты, — должны повстречать собственных братьев в лучшем состоянии души и тела. Предстоит еще большой труд: нам придется осознать их и суметь поведать о для себя Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3. Взять их познание. И дать свое! — Мут Анг сдвинул брови. — Никогда еще я так не боялся собственного неумения, некомпетентности. — Тревога изменила обычно спокойное лицо командира, пальцы стиснутых рук побелели.

Астролетчики, может быть Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3, только на данный момент ощутили, какую ответственность налагала на каждого необычная встреча. Они безоговорочно приняли таблетки и разошлись.

Мут Анг оставил только Кари, позже поколебался, окидывая взором могучую фигуру Тэй Эрона, и Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 жестом пригласил его тоже в пост управления. Со вздохом вялости командир растянулся в кресле, склонил голову и закрыл лицо руками.

Тэй и Кари молчали, боясь нарушить раздумья командира. Звездолет шел очень медлительно, делая двести тыщ Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 км в час, — так именуемой тангенциальной скоростью, употреблявшейся при вхождении в зону Роша какого-нибудь небесного тела. Боты, управлявшие кораблем, держали его на кропотливо вычисленном оборотном курсе. Пора было показаться лучу локатора Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 чужого корабля, и то, что его не было, принуждало Тэй Эрона с каждой минуткой беспокоиться посильнее.

Мут Анг выпрямился с развеселой и малость печальной ухмылкой, отлично знакомой каждому члену экипажа.

«Приди Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3, дальний друг, к священному порогу…»

Тэй нахмурился, вглядываясь в беспросветную черноту фронтального экрана. Песенка командира показалась ему неподходящей в таковой суровый момент. Но Кари схватил еще больше радостный припев, коварно посматривая на угрюмого Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 ассистента.

— Попробуйте помахать нашим лучом, Кари, — вдруг произнес Мут Анг, прерывая себя, — по два градуса в каждую сторону и наперекрест!

Тэй немного побагровел. Не додумался до обычный меры, а на уровне Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 мыслей укорил командира!

Прошло еще два часа. Кари представлял для себя, как луч их локатора там, впереди, в колоссальном удалении скользит влево, вправо, ввысь и вниз, пробегая с каждым взмахом сотки Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 тыщ км темной пустоты. Такие взмахи сигнального «платка» превосходили самую буйную фантазию старенькых земных сказок о гигантах.

Тэй Эрон опустился в созерцательное оцепенение. Мысли текли медлительно, не вызывая чувств, Тэй вспомнил, как после Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 отлета с Земли его не покидало чувство необычной отрешенности.

Наверное, это чувство было характерно человеку в первобытной жизни — чувство полной несвязанности, отсутствия каких-то обязанностей, хлопот о будущем. Возможно, подобные Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 чувства появлялись у людей во времена огромных бедствий, войн, соц потрясений. И у Тэй Эрона прошедшее, все, что было оставлено на Земле, ушло навечно и безвозвратно; неведомое будущее отделено пропастью в сотки лет Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3, за которой ожидает только совершенно новое. Потому никаких планов, проектов, эмоций и пожеланий для того, что впереди. Только принести туда добытое из космоса, вырванное из его глубин новое зание. Вперед, только вперед Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3! И вдруг случилось такое, что Заслонило собою и ожидание новейшей земли, и заботы ассистента командира.

Мут Анг пробовал представить для себя жизнь идущего навстречу корабля. Командир представлял для себя корабль чужих и Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 его жителей схожими с земным кораблем, земными людьми, земными переживаниями. Он удостоверился, что легче представить чужих, выдумывая самые неописуемые формы жизни, чем подчинить свою фантазию серьезным рамкам законов, о которых так внушительно гласила Афра Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 Деви.

Еще не подняв опущенной головы, по неожиданному напряжению товарищей Мут Анг ощутил возникновение сигнала на дисплее локатора. Он не увидел ее, эту световую точку, — так стремительно она пропала, черкнув по Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 черному блестящему диску. Сигнальный звонок чуть звякнул. Астролетчики вскочили и перегнулись через столы пультов, подсознательно стараясь приблизиться к экрану. Как ни одномоментно было возникновение светящейся точки, оно означало очень почти Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 все. Чужой звездолет повернул им навстречу, а не скрылся в глубинах места. Кораблем управляют более качественные в галлактических полетах существа, они смогли высчитать оборотный курс довольно точно и стремительно и сейчас нащупывают «Теллур Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3» лучом на большом расстоянии. Две немыслимо мелкие точки, затерявшиеся в обширной тьме, отыскивают друг дружку… И в то же время это два больших мира, полных энергии и познания, касаются один другого направленными пучками Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 световых волн. Кари повел луч головного локатора с деления «1488» на «375». Еще, еще… Световая точка возвратилась, пропала, опять мелькнула в черном зеркале, сопровождаемая одномоментно умиравшим звуковым сигналом.

Мут Анг взялся за верньеры локатора Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 и стал обрисовывать спираль от периферии к центру того колоссального круга, который очерчивался лучом в районе приближавшегося звездолета.

Чужие, видимо, повторили маневр. После длительных усилий световая точка укрепилась в границах Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 третьего круга темного зеркала. Она металась только от вибрации обоих кораблей. Звонок раздавался сейчас безпрерывно, и его пришлось приглушить. Не было сомнения, что луч «Теллура» также уловлен устройствами чужого звездолета и корабли идут навстречу Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3, сближаясь за час не меньше чем на четыреста тыщ км.

Тэй Эрон извлек из машины данные ей расчеты и обусловил, что корабли делит расстояние около 3-х миллионов км. До встречи звездолетов осталось Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 семь часов. Через час можно было начинать интегральное торможение, которое отодвинет встречу еще на несколько часов, если чужой звездолет сделает то же самое и если он тормозится по схожим расчетам. Может Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 быть, чужие сумеют тормознуть быстрей либо же придется опять миновать друг дружку, и это снова отодвинет встречу, а ожидание становится практически нестерпимым.

Но чужой звездолет не причинил излишних мучений. Он начал тормозиться посильнее Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3, чем «Теллур», позже, установив темп замедления земного звездолета, повторил его. Корабли сходились поближе и поближе. Экипаж «Теллура» опять собрался в центральном посту. Космонавты наблюдали, как в черном зеркале локатора световую Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 точку поменяло пятно.

Это свой луч «Теллура», отразившись от чужого звездолета, возвратился к кораблю. Пятно стало похоже на крошечный цилиндр, опоясанный толстым валиком (форма, даже отдаленно не напоминавшая «Теллур»), Еще поближе — и на концах цилиндра Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 появились куполовидные утолщения.

Зияющие контуры увеличивались и расплывались, пока не достигнули периферии темного круга.

— Слушайте все! По местам! Окончательное торможение при восьми «g»!

Гидравлические кресла длительно вдавливались в свои подставки, в Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 очах у людей багровело и темнело, на лицах выступал липкий пот. «Теллур» тормознул и повис в пустоте, где не было верха и низа, сторон либо дна, в леденящей галлактической тьме, в 100 2-ух парсеках Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 от родной звезды — желтоватого Солнца.

Чуть придя в себя после торможения, астролетчики включили экраны прямого обзора и огромный осветитель, но ничего не узрели, не считая броского светового тумана впереди и левее Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 носа корабля. Осветитель погас, тогда и сильный голубой свет стукнул в глаза всем смотревшим на экран, совсем лишив их способности что-либо узреть.

— Поляризатор-сетку, 30 5 градусов и фильтр световых волн! — распорядился Мут Анг Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3.

— На длину волны 600 20? — осведомился Тэй Эрон.

— Вероятно, это будет лучшим!

Поляризатор погасил голубое сияние. Тогда могучий оранжевый поток света вонзился в черную тьму, повернул, задел край какого-то сооружения и, в конце Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 концов, осветил весь чужой звездолет.

Корабль с другой звезды находился всего в нескольких километрах. Такое сближение делало честь как земным, так и чужим астронавигаторам. С расстояния тяжело было точно Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 найти размеры звездолета. В один момент из чужого корабля стукнул в зенит толстый луч оранжевого света, по длине волны совпадавшего с тем, который источал «Теллур». Видимо, чужие так же, как и земляне, использовали свет Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 для сигнализации, делая его лучи видимыми в галлактической пустоте. Луч появился, пропал, появился опять и остался стоять вертикально, возносясь к незнакомым созвездиям на краю Млечного Пути.

Мут Анг потер лоб рукою Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3, что делал всегда в минутки напряженного раздумья.

— Вероятно, сигнал, — осторожно произнес Тэй Эрон.

— Без сомнения. Я сообразил бы его так: недвижный столб нашего света значит «Стойте на месте, буду подходить я». Попробуем ответить Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3.

Земной звездолет погасил собственный прожектор, переключил фильтр на волну четыреста 30 и повел голубым лучом к собственной корме. Столб оранжевого света на чужом корабле одномоментно погас.

Астролетчики ждали чуток дыша. Чужой корабль Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 больше всего походил на катушку: два конуса, соединенных верхушками. Основание 1-го из конусов, видимо фронтального, прикрыто куполом, на заднем установлена широкая, открытая в место воронка. Середина корабля выступала толстым, слабо светившимся кольцом неопределенных очертаний Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3. Через кольцо просвечивали контуры цилиндра, соединявшего конусы. В один момент кольцо сгустилось, сделалось непроницаемым, завертелось вокруг середины звездолета, как колесо турбины. Чужой корабль стал вырастать на обзорных экранах, за три Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3-четыре секунды он заполнил собою все поле видимости. Люди Земли сообразили, что перед ними корабль больше «Теллура». Он превосходил земной звездолет (по величине) раза в три.

— Афра, Яс и Кари — в шлюзовую камеру, к Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 выходу из корабля совместно со мной, Тэй остается на посту. Планетарный осветитель включить! Зажжем посадочное освещение левого борта! — отдавал распоряжения командир.

В лихорадочной спешке нареченные астролетчики надели легкие скафандры, применявшиеся для Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 планетных исследовательских работ и для выхода из корабля в галлактическое место, в отдалении от смертоносного излучения звезд.

Мут Анг критически оглядел всех, проверил работу собственного скафандра и включил насосы. Они одномоментно всосали Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 воздух из шлюзовой камеры вовнутрь корабля. Чуть показатель разрежения достигнул зеленоватой черты, командир повернул одну за другой три ручки. Беззвучно, как и все, что происходило в космосе, двинулись в стороны Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 броневые плиты, изоляционный слой и коробка воздушной ячейки. Отскочила круглая крышка выходного лючка, и тотчас гидравлические шланги выжали ввысь пол шлюзовой камеры. Четыре астролетчиков оказались на высоте 4 метров над фронтальной частью «Теллура», на круглой Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3, огражденной площадке, так именуемой площадке верхнего обзора.

Чужой звездолет в поясе голубых огней оказался совсем белоснежным. У него была не зеркальная железная поверхность, отражающая все виды излучений космоса, как броня «Теллура», а матовая Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3, светившаяся яркой белизной горного снега. Только центральное кольцо продолжало испускать слабенькое голубое сияние.

Великанская громадина корабля приметно приближалась к «Теллуру». В галлактическом пространстве, далековато от всех полей тяготения, оба Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 звездолета ощутительно притягивали друг дружку. И это служило порукой тому, что корабль чужого мира не был из антиматерии. «Теллур» выставил с левого борта огромные причальные упоры в виде телескопических пружинных труб.

Концы упоров Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 были снабжены подушками из упругой пластмассы с предохранительным слоем — на тот случай, если б то, к чему предстояло прикоснуться в космосе, оказалось из антиматерии. Куполовидный нос чужого звездолета прорезался наверху черным Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 зиянием, схожим на раскрывшийся в нахальной усмешке рот. Оттуда выдвинулся балкон, огражденный частыми тонкими столбиками. В темной пасти зашевелилось что-то белоснежное. Три товарища Афры услышали вырвавшийся у нее стон расстройства. 5 мертвенно-белых, безмерно широких Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 фигур появились на выступающей площадке звездолета. Ростом приблизительно соответствуя людям Земли, они были еще толще, спины горбились гребневидными выступами. Заместо круглых прозрачных шлемов землян на приподнятых поперечными валиками плечах чужих помещалось Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 нечто вроде большой известковистой раковины, обращенной неровностью вспять. Впереди веером расползались и торчали огромные шипы, образуя навес, под которым неразличимая мгла чуток отблескивала черным стеклом.

1-ая показавшаяся белоснежная фигура сделала Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 резкий жест, из которого стало ясно, что у чужих две руки и две ноги. Белоснежный корабль оборотился носом к борту земного звездолета и выдвинул более чем на 20 метров гармонику из пластинок красноватого металла.

Мягенький Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 пружинящий толчок — и оба корабля соприкоснулись. Но на концах стержней не вспыхнула ослепительная молния полного атомного распада, закапсюлированного массивным магнитным полем: материя встретившихся звездолетов была одной и той же.

Стоявшие на обзорной Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 площадке «Теллура» услышали в собственных телефонах тихий удовлетворенный смешок командира и переглянулись в недоумении.

— Я думаю утешить всех, и сначала Афру, — произнес Мут Анг. — Представьте для себя нас с их стороны! Пузырчатые куколки Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 с суставчатыми конечностями и большущими круглыми головами… пустыми на три четверти!

Афра звонко рассмеялась.

— Все дело в внутренностях скафандров, в том, что там снутри, а снаружи — дело случайное!

— Ног и рук Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 столько же, сколько у нас, — начал Кари.

Но здесь вокруг выдвинутого белоснежным кораблем железного каркаса появился складчатый белоснежный футляр, пустым рукавом протянувшись к «Теллуру». Передняя фигура на площадке, в какой Мут Анг Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 чутьем угадал равного для себя по рангу командира, стала делать не оставляющие колебаний жесты, приближая к груди вытянутые к «Теллуру» руки. Люди не принудили себя ожидать и выдвинули из нижней части корпуса соединительную Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 трубу-галерею, употреблявшуюся для сообщения меж кораблями в пространстве. Галерея «Теллура» была круглого сечения, у белоснежного звездолета — вертикально-эллиптическая. Земные техники стремительно сделали из мягенького дерева переходную раму. На галлактическом морозе дерево Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 одномоментно изменило свою молекулярную систему и стало прочнее стали. За этот период времени на выступе чужого корабля появился куб из красноватого металла с темной фронтальной стеной — экраном. Две белоснежные фигуры склонились над Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 ним, выпрямились и отступили. Перед взорами землян на дисплее засветилось подобие людской фигуры, высшая часть которой ритмически расширялась и опадала. Мелкие белоснежные стрелки то устремлялись вовнутрь фигуры, то вылетали наружу Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3.

— Гениально просто: дыхание! — воскрикнула Афра. — Они покажут нам, чем дышат, состав собственной атмосферы, но как?

Как будто отвечая на ее вопрос, дышащая модель на дисплее пропала, заменившись новейшей фигурой. Темная точка в сером Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 кольцевидном облачке — непременно, ядро атома, окруженное тонкими орбитами светящихся точек — электронов. Мут Анг ощутил, как сжалось гортань, он не мог произнести ни слова. На дисплее были уже четыре фигуры: две в центре Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3, одна под другой, связанные толстой белоснежной чертой, и две боковые, соединенные темными стрелками.

Все земляне с бьющимися сердцами считали электроны. Нижний, видимо, основной элемент океана: один электрон вокруг ядра — водород. Верхний, главный Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 элемент атмосферы и дыхания: девять электронов вокруг ядра — фтор!

— О-о! — жалобно вскрикнула Афра Деви. — Фтор!..

— Считайте, — перебил командир, — влево вверху — 6 электронов: углерод, вправо — семь: азот. Вот и все ясно. Передайте Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3, чтоб сделали такую же таблицу нашей атмосферы и нашего обмена веществ — все будет то же, только заместо центрального верхнего, фтора, у нас кислород с его восемью электронами. Как жалко, отчаянно жалко!

Когда Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 земляне выдвинули свою таблицу, астролетчики увидели, как пошатнулась передняя белоснежная фигура на мостике собственного корабля и поднесла руку к раковине скафандра жестом, понятным человеку Земли. Видимо, те же чувства, но еще больше Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 сильные, были у командира чужого звездолета.

Эта же белоснежная фигура перегнулась через огораживание мостика и сделала рукою резкий взмах, вроде бы разрубая что-то в пустоте. Шиловидные выросты его головной раковины угрожающе наклонились Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 к «Теллуру», который находился на несколько метров ниже белоснежного корабля. Позже командир чужих поднял обе руки и провел ими вниз на неком расстоянии одна от другой, вроде бы демонстрируя две параллельные плоскости Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3.

Мут Анг повторил его жест. Тогда командир чужого звездолета высоко поднял одну руку жестом безгласного привета, оборотился и скрылся в темной пасти. За ним последовали другие.

— Пойдемте и мы, — произнес Мут Анг, нажимая Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 опускающий рычаг.

Афра даже не успела посмотреть на прекрасное сверкание звезд в темной пустоте космоса, которое всегда приводило ее в особый созерцательный экстаз.

Лючок закрылся, вспыхнуло освещение шлюзовой камеры, стало слышно Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 легкое шипение насосов — 1-ый признак того, что воздух достигнул земной плотности. Космонавты стали снимать скафандры.

— Будем строить перегородки, а позже соединять галереи? — спросил Яс Тин командира, чуть освободившись от шлема.

— Да Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3. Это и желал сказать командир из звездолета. Какое горе: у их на планетке газ жизни — фтор, смертельно ядовитый для нас! А им так же смертелен наш кислород. Многие наши материалы, краски и Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 металлы, стойкие в кислородной атмосфере, могут разрушиться при соприкосновении с их дыханием. Заместо воды у их водянистый фтористый водород — та плавиковая кислота, которая у нас разъедает стекло и разрушает практически все Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 минералы, в состав которых заходит кремний, легкорастворимый во фтористом водороде. Вот почему нам придется ставить прозрачную перегородку, стойкую против кислорода, а они поставят свою, из вещества, не разрушаемого фтором. Но пойдемте, нужно торопиться Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3. Мы обсудим все, пока будет изготовляться переборка!

Матово-синий пол гасительной камеры, отделявшей жилые помещения от машин «Теллура», перевоплотился в хим мастерскую. Толстый лист хрустально-прозрачной пластмассы был отлит из заготовленных еще на Земле Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 составов и сейчас медлительно цементировался, прогреваемый отопительными коврами. Внезапное препятствие сделало неосуществимым прямое общение людей Земли с чужими.

Белоснежный корабль не проявлял никаких признаков жизни, хотя наблюдатели безпрерывно наблюдали за ним у Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 обзорных экранов.

В библиотеке «Теллура» бурлила работа. Все члены экипажа отбирали стереофильмы и магнитные фотозаписи о Земле, репродукции наилучших произведений искусства. Спешно готовились диаграммы и чертежи математических функций, схемы кристаллических решеток Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 веществ, более всераспространенных в земной коре, на других планетках и на Солнце. Регулировали большой стереоэкран, заделывали в устойчивый к фтору чехол обертонный звучатель, точно передающий глас человека.

В недлинные перерывы пищи Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 и отдыха астролетчики обсуждали необычную атмосферу родины встреченных путников космоса.

Круговорот веществ, использующий лучистую энергию светила и позволяющий жизни существовать и копить энергию в борьбе с рассеянием энергии — энтропией, — непременно был должен и у Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 чужих следовать общей схеме земных перевоплощений. Свободный активный газ, будь то кислород, фтор либо какой-либо еще, мог накопиться в атмосфере исключительно в итоге жизнедеятельности растений. Животная жизнь и человек Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 в том числе расходовали кислород либо фтор, связывая его с углеродом — главным элементом, из которого состояли тела и растений и животных.

На чужой планетке был должен быть фтористоводородный океан. Расщепляя при помощи лучистой энергии Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 собственного светила фтористый водород, как у нас на Земле воду (кислородистый водород), растения той планетки копили углеводы и выделяли свободный фтор, которым в консистенции с азотом дышали люди и животные, получая энергию Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 от сгорания углеводов во фторе. Животные и люди должны выдыхать фтористый углерод и фтористый водород.

Схожий обмен веществ дает в полтора раза больше энергии, чем земной с его кислородной основой Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3. Нехитро, что он послужил для развития высшей мыслящей жизни. Но диалектически большая активность фтора по сопоставлению с кислородом просит и поболее сильной радиации светила. Чтоб лучистая энергия была в состоянии расщепить молекулы Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 фтористого водорода в растительном фотосинтезе, необходимы не желто-зеленые лучи, как для воды, а лучи более массивных квант, голубые и фиолетовые. Разумеется, что светило чужих — голубая высокотемпературная звезда.

— Противоречие! — вмешался в разговор вернувшийся Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 из мастерской Тэй Эрон. — Фтористый водород просто преобразуется в газ.

— Да, при плюс 20 градусах, — ответил, заглядывая в справочник, Кари.

— А леденеет?

— При минус восьмидесяти.

— Следовательно, их планетка должна быть прохладной! Это Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 не вяжется с голубой жаркой звездой.

— Почему? — сделал возражение Яс Тин. — Она может быть удалена от светила. Океаны могут находиться в умеренных либо полярных зонах планетки. Либо…

— Вероятно, может быть еще много Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 «или», — произнес Мут Анг. — Вроде бы то ни было, звездолет с фторной планетки пред нами, и мы скоро узнаем все подробности их жизни. Важнее на данный момент осознать другое: фтор очень редок во Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 Вселенной. Хотя свежие исследования передвинули фтор с сорокового по степени распространения места на восемнадцатое, но наш кислород занимает во Вселенной третье место по полному количеству собственных атомов после водорода и гелия, а Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 уже за ним следуют азот и углерод. По другой системе подсчета кислорода в двести тыщ раз больше, чем фтора. Это может означать только одно: планет, богатых фтором, очень не много Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 в космосе, а планет со фторной атмосферой, другими словами таких, на которых длительно была растительная жизнь, обогатившая атмосферу свободным фтором, и совершенно ничтожное число, исключение из правила.

— Теперь мне понятен жест отчаяния у командира Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 их звездолета, — вдумчиво произнесла Афра Деви. — Они отыскивают для себя схожих, и их разочарование было очень очень.

— Если очень очень, то, означает, они отыскивают издавна и, не считая того, уже Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 встречались с мыслящей жизнью…

— И она была обычная, нашего типа, кислородная, — схватила Афра.

— Но могут быть и другие типы атмосферы, — сделал возражение Тэй Эрон, — хлорная, к примеру, либо серная, еще сероводородная.

— Не годятся они Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 для высшей жизни! — торжествующе воскрикнула Афра. — Они все дают в обмене веществ в три и даже в 10 раз меньше энергии, чем кислород, наш могучий животворный кислород Земли!

— Только не серная Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3, — пробурчал Яс Тин, — у нее энергия схожа с кислородом.

— Вы подразумеваете атмосферу из сернистого ангидрида и океан из водянистой серы? — спросил Мут Анг.

Инженер согласно кивнул.

— Но ведь в данном случае сера Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 подменяет не кислород, а водород нашей Земли, — нахмурилась Афра, — другими словами самый обыденный элемент космоса? Навряд ли редчайшая во Вселенной сера сумеет быть нередкой заменительницей водорода. Ясно, что такая атмосфера — явление еще больше редчайшее, чем Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 фтор.

— И только для очень теплых планет, — ответил Тэй, листая справочник, — океан из серы будет водянистым только выше 100 и до четырехсот градусов тепла.

— Мне кажется, что Афра права! — вмешался командир Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3, — Все эти предполагаемые атмосферы — очень большая уникальность по сопоставлению с нашей стандартной из более всераспространенных в космосе частей. Это не случаем!

— Не случаем, — согласился Яс Тин. — Но случайностей в нескончаемом космосе много Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3. Возьмем нашу «стандартную» Землю. На ней ну и на соседях ее — Луне, Марсе, Венере — много алюминия, вообщем редчайшего во Вселенной.

— И все же отыскать повторение этих случайностей в той же бесконечности Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 — дело 10-ов, если не сотен, 1000-летий, — угрюмо произнес Мут Анг. — Даже с пульсационными звездолетами. Если они отыскивают издавна, то как я понимаю их!

— Как отлично, что наша атмосфера из самых обыденных частей Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 Вселенной и нас ожидает встреча с величавым обилием схожих же планет! — произнесла Афра.

— А в первый раз повстречались с никак не схожей! — отозвался Тэй.

Афра вспыхнула и только собралась сделать возражение, как Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 явился химик корабля с докладом, что прозрачный щит готов.

— Но мы можем войти в их звездолет просто в галлактических костюмчиках? — осведомился Яс Тин.

— Так же, как и они в наш. Возможно, состоится не один обмен Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 визитами, но 1-ые знакомства начнем с показа, — ответил командир.

Астролетчики закрепили прозрачную стенку на конце передаточного рукава, а белоснежные фигуры чужих начали ту же работу в собственной галерее. Потом земляне Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 и чужие повстречались в пустоте, помогая друг дружке скреплять распоры и переходную раму. Поглаживание по рукаву скафандра либо по плечу — этот жест нежности и дружбы был в равной мере понятен тем Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 и другим.

Грозя рогообразными выростами головных раковин, чужие пробовали разглядеть лица землян через дымчатые шлемы. Но если головы земных людей были видны сравнимо ясно, то слабо выпуклые фронтальные щитки шлемов чужих, укрытые под Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 шипастыми навесами «раковин», оставались непроницаемы для земных глаз. Только безошибочное человеческое чутье гласило, что из этой мглы смотрят внимательные глаза, напряженно и благожелательно.

На приглашение войти в «Теллур» белоснежные фигуры ответили отрицательными жестами Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 отталкивания. Какой-то из них коснулся собственного скафандра и потом стремительно развел руками, вроде бы разбрасывая что-то.

— Боятся за скафандр в кислородной атмосфере, — додумался Тэй.

— Они желают, как и мы Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3, начать со встречи в галерее, — произнес командир.

Оба звездолета — снежно-белый и металлически-зеркальный — составляли сейчас одно целое, бездвижно повисшее в бесконечности космоса. «Теллур» включил массивные обогреватели, и его экипаж сумел Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 войти в соединительную трубу-галерею в обыденных рабочих костюмчиках — плотно облегающих голубых комбинезонах из искусственной шерсти.

На чужой стороне галереи вспыхнуло голубое освещение, схожее на свет горных высот Земли. На границе 2-ух по-разному освещенных Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 камер прозрачные перегородки казались аквамариновыми, как будто из застывшей незапятанной воды моря.

Наступившая тишь нарушалась только учащенным дыханием взволнованных землян. Тэй Эрон коснулся локтем плеча Афры и ощутил, что юная дама Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 вся дрожит. Ассистент командира прочно придавил к для себя биолога, и Афра ответила ему резвым признательным взором.

В глубине соединительной галереи показалась группа из восьми чужих… Чужих ли? Люди не поверили зрению Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3. В глубине души каждый ждал необыкновенного, никогда не виданного. Полное сходство чужих с людьми Земли казалось чудом. Но то было только при первом взоре. Чем подольше всматривались земляне, тем больше различий Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 находили в том, что не было укрыто под черной одежкой — сочетанием маленьких просторных курток с длинноватыми штанами, напоминавшими древние одежки Земли.

Погас голубой свет — они включили земное освещение. Прозрачные перегородки утратили собственный зеленоватый Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 цвет и стали белоснежными, практически невидимыми. За этой чуть приметной стенкой стояли люди. Можно ли было поверить, что они дышат ядовитейшим для Земли газом и купаются в морях всеразъедающей плавиковой кислоты Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3! Пропорциональные очертания тел, рост, соответственный среднему росту землян. Странноватый чугунносерый цвет кожи с серебристым отливом и сокрытым кроваво-красным бликом, какой бывает на полированном красноватом железняке — гематите. Сероватый тон этого минерала был Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 схож с кожей жителей фторной планетки.

Круглые головы поросли густыми иссиня-черными волосами… Но самой восхитительной особенностью их лиц были глаза. Неописуемо огромные и удлиненные, с резко косым разрезом, они занимали всю ширину Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 лица, косо подымалиь внешними уголками к вискам, выше уровня глаз земных людей. Белки густого бирюзового цвета казались диспропорционально удлиненными по отношению к темной радужине и зрачкам.

Соответственно размерам и положению Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 глаз прямые и точные, очень темные брови смыкались с волосами высоко на висках и практически сходились к узенькой переносице, образуя широкий тупой угол. Волосы над лбом от середины спускались к вискам таковой же точной Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 и прямой линией, совсем симметричной бровям. Потому лоб имел очертания вытянутого горизонтального ромба. Нос, маленький и слабо выступавший, обладал, как у землян, направленными вниз ноздрями. Маленький рот с фиолетовыми губками Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 демонстрировал верный ряд зубов того же незапятнанного небесного цвета, как и белки глаз. Верхняя половина лица казалась очень расширенной. Ниже глаз лицо очень суживалось к подбородку с чуток угловатыми очертаниями. Строение ушей осталось невыясненным Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3: виски у всех вторженцев прикрывались через темя золотистыми жгутами.

Посреди чужих были дамы и мужчины. Дамы угадывались по высоте стройных шей, округлости очертаний лиц и по очень пышноватой массе кратко Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 постриженных волос. У парней был более высочайший рост, большая массивность тела, более широкие подбородки — в общем, те же черты, какими различались оба пола землян.

Афре показалось, что руки чужих имеют только по четыре Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 пальца. Соответствуя человечьим пропорциям, пальцы людей фторной планетки будто бы не обладали суставами: они сгибались плавненько, не образуя угловатых выступов.

Ног нельзя было рассмотреть: ступни их тонули в мягеньком настиле пола. Одежки в свете Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3, естественном для земных глаз, казались красного, практически кирпичного цвета.

Чем подольше вглядывались астролетчики, тем наименее странноватым казался вид вторженцев с фторной планетки. Более того, людям Земли становилась понятнее типичная Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 экзотичная краса чужих. Их основным очертанием были большие глаза, смотревшие сконцентрированно и нежно на людей, излучая тепло мудрости и дружбы.

— Какие глаза! — не удержалась Афра. — С такими легче становиться людьми, чем с нашими Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3, хотя и наши прекрасны!

— Почему так? — прошептал Тэй.

— Чем крупнее глаза, тем большее количество частей сетчатки, тем большее число деталей из мира вокруг нас может усвоить таковой глаз.

Тэй кивнул в символ осознания.

Один Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 из чужих выступил вперед и сделал приглашающий жест. Тотчас же земное освещение по ту сторону галереи погасло.

— Ох! — горестно воскрикнул Мут Анг. — Я не предугадал!

— Я сделал, — тихо отозвался Кари, — выключил обыденный Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 свет и зажег две сильные лампы с фильтрами четыреста 30.

— Мы выглядим покойниками, — огорченно произнесла Потаенна, — неважный вид у населения земли в таком свете! Смотрите, какие все мы зеленоватые, как будто из Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 болота.

— Ваши опаски напрасны, — произнес Мут Анг. — Их диапазон лучшей видимости уходит далековато в фиолетовую сторону, может быть, и в ультрафиолетовую. Это предполагает еще больше теплоты и цветов, чем видится нам, но Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 я не могу представить как.

— Пожалуй, мы им покажемся много желтее, чем по сути, — произнес, подумав, Тэй.

— И это еще лучше, чем синий трупный цвет. Только поглядите вокруг! — не унималась Потаенна Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3.

Земляне сделали несколько снимков и вытолкнули в небольшой шлюз обертонный звучатель, работающий на кристаллах осмия. Чужие схватили его и поставили на треножник. Кари направил в чашечную антенну узенький пучок радиоволн. Во фторной атмосфере звездолета Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 зазвучали речь и музыка Земли. Этим же методом был передан прибор для анализа воздуха, который позволил установить температуру, давление и состав атмосферы неизвестной планетки. Как и следовало ждать, внутренняя температура Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 белоснежного звездолета оказалась ниже земной и не превосходила 7 градусов. Давление атмосферы было больше земного, и практически схожей — сила тяжести.

— Сами они, возможно, теплее, — произнесла Афра, — как мы теплее нашей обычной двадцатиградусной Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 температуры. Я думаю, что у их теплота тела около 14-ти наших градусов.

Чужие передали свои приборы закрытыми в 2-ух сетчатых ящичках, не позволяющих угадать их предназначение.

Из 1-го ящичка послышались высочайшие, прерывающиеся незапятнанные звуки Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3, вроде бы тающие вдалеке. Земляне сообразили, что чужие слышат более высочайшие нотки, чем они. Если их слух по спектру был приблизительно равен земному, то часть низких нот людской речи и Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 музыки пропадала для жителей фторной планетки. Чужие опять зажгли земное освещение, и земляне выключили голубой свет. К прозрачной стенке подошли двое — мужик и дама. Они тихо скинули свои красные одежки и застыли, взявшись за руки Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3, позже стали медлительно поворачиваться, давая землянам разглядеть их тела, которые оказались более схожими земными, чем их лица. Гармоническая пропорциональность фигур фторных людей на сто процентов отвечала понятиям красы на Земле. Несколько более Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 резкие переходы в очертаниях, какая-то резкость всех линий впадинок и выступов делали воспоминание некой угловатости, точнее, более точной скульптурности тела чужих. Возможно, воспоминание усиливалось сероватым цветом кожи, более черной в складках Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 и впадинах.

Их головы прекрасно и гордо были посажены на больших шейках; мужик обладал широкими плечами человека труда и борьбы, а широкие ноги дамы — мамы мыслящего существа — нисколечко не противоречили чувству Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 умственной силы посланцев неизвестной планетки.

Когда чужие отступили со знакомым приглашающим жестом и погасили желтоватый земной свет, земляне уже не колебались.

По требованию командира перед прозрачной преградой встали, взявшись за руки, Тэй Эрон Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 и Афра Деви. Невзирая на неземное освещение, придавшее телам людей прохладный колер голубого мрамора, все астролетчики вздохнули с восхищением — так тривиальной была голая краса их товарищей. Это сообразили и Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 чужие. Смутно видимые в неосвещенной галерее, они стали обмениваться меж собой взорами и непонятными маленькими жестами.

Афра и Тэй стояли гордо и открыто, полные того нервного подъема, который возникает в моменты выполнения тяжелых и Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 рискованных задач. В конце концов чужие кончили съемку и зажгли собственный свет.

— Теперь я не сомневаюсь, что у их есть любовь, — произнесла Потаенна, — реальная, красивая и величавая людская любовь… если их мужчины и Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 дамы так красивы и умны!

— Вы совсем правы, Потаенна, и от этого еще радостнее, так как они усвоют нас во всем, — отозвался Мут Анг.

— Да! Посмотрите на Кари! Кари, не Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 полюбите даму с фторной планетки, это было бы катастрофой вам.

Астронавигатор очнулся от транса и отвел глаза, прикованные к обитателям белоснежного звездолета.

— А я мог бы! — обидно улыбнулся он. — Мог бы Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3, несмотря на всю разницу наших тел, на страшенную удаленность наших планет. На данный момент я сообразил все могущество и силу людской любви.

В это время чужие выдвинули вперед зеленоватый экран. На нем начали двигаться мелкие Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 фигуры. Они шли процессией, поднимаясь на крутой склон, и несли на для себя какие-то огромные предметы. Поднявшись на плоскую верхушку, любая фигура сбрасывала свою ношу и падала лицом вниз. Схожая Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 на земную мультипликацию, картина свидетельствовала об утомлении, желании отдыха. Земляне тоже ощутили, как заморили их напряженное многочасовое ожидание и 1-ые воспоминания встречи. Обитатели фторной планетки, видимо, возлагали надежды на встречу с Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 другими людьми и подготовились к ней, создав, к примеру, подобные «разговорные» киноленты.

Экипаж «Теллура», не готовый к встрече, вышел из затруднения. К перегородке придвинули экран для скорых зарисовок, и живописец «Теллура» Яс Тин начал Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 набрасывать поочередные серии рисунков. Поначалу он изобразил таких же утомленных человечков, потом нарисовал одну огромную рожицу с таким очевидно вопросительным выражением, что чужие ожили, как при возникновении Тэй Эрона и Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 Афры Деви. Позже живописец изобразил Землю, обходящую по орбите Солнце, поделил орбиту на 20 четыре части и зачернил ее половину. Чужие скоро ответили похожей схемой. С той и с другой стороны врубились метрономы, которые Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 посодействовали установить длительность малых делений времени, а потом вычислить и огромные. Астролетчики узнали, что фторная планетка крутится вокруг собственной оси примерно за четырнадцать земных часов, а обегает свое голубое солнце в течение девятисот Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 суток. Перерыв на отдых, который предложили чужие, приравнивался 5 земным часам.

Удивленные, расползались люди из соединительной трубы. Погасли огни в галерее, потухло и внешнее освещение кораблей. Оба звездолета, черные, застыли бездвижно рядом вместе Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3, будто бы все живое в их погибло, обморозилось в страшенном холоде и глубочайшем мраке места.

Но снутри кораблей жизнь, жгучая, любознательная и инициативная, шла своим чередом. Нескончаемо изобретательный человечий мозг изыскивал новые Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 методы, как передать братьям по мысли, рожденным на планетках удаленных звезд, познания и надежды, взращенные тысячелетиями непомерных трудов, угроз и страданий. Познания, освободившие человека поначалу от власти одичавшей природы Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3, потом от произвола одичавшего публичного строя, заболеваний и досрочной старости, поднявшие людей к бездонным высотам космоса.

2-ая встреча в галерее началась с показа звездных карт. И землянам, и обитателям фторной планетки были совсем незнакомы картинки Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 созвездий, мимо которых шли пути кораблей. (Только на Земле астрологам удалось установить четкое положение голубого светила: в маленьком звездном облаке Млечного Пути, около Тау Змееносца.) Путь чужого звездолета шел к Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 звездному скоплению на северной окраине Змееносца и пересекся с ходом «Теллура», когда тот достигнул южных границ созвездия Геркулеса.

В галерее чужих встала какая-то решетка из пластинок красноватого металла высотой в рост человека Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3. Что-то закрутилось сзади нее, видимое в просветах меж пластинами. В один момент они все двинулись, оборотились ребром и пропали. На месте решетки показалось огромное пустое место с проносящимися в отдалении слепяще голубыми Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 шарами спутников фторной планетки. Медлительно приближалась и она сама. Широкий голубий пояс непроницаемой облачности обвивал ее экватор. На полюсах и в околополярных зонах планетка светилась серовато-красными отблесками, а умеренные Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 зоны собственной чистейшей белизной были похожи на оболочку чужого звездолета. Тут, через слабо насыщенную парами атмосферу, смутно угадывались контуры морей, континентов и гор, чередовавшихся неверными вертикальными полосами. Планетка была больше Земли Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3. Ее резвое вращение возбуждало вокруг нее массивное электронное поле. Сиреневое сияние вытягивалось длинноватыми отростками по экватору в черноту окружающего места.

Затаив дыхание, час за часом посиживали люди перед прозрачной стеной, за которой неизвестное устройство Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 продолжало развертывать с потрясающей реальностью картины фторной планетки. Люди Земли узрели фиолетовые волны океана из фтористого водорода, омывавшие берега темных песков, бардовых утесов и склонов иззубренных гор, светящихся голубым лунным сиянием. Поближе к Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 полюсам окружающий воздух синел больше, становился поглубже и чище голубой свет фиолетовой звезды, вокруг которой стремительно неслась фторная планетка.

Горы тут поднялись округленными куполами, валами, плоскими вздутиями с броским опаловым блеском Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3. Голубые сумерки лежали в глубочайших равнинах, направлявшихся от полярных гор к фестончатой полосе морей на юге. Огромные заливы дымились опалесцирующим покровом голубых туч. Огромные постройки из красноватого металла и каких-либо травяно-зеленых Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 камешков обрамляли края морей, нескончаемо длинноватыми чередами всползали по вертикальным равнинам к полюсам. Эти великанские скопления зданий, приметные с огромной высоты, делились широкими полосами густой растительности с зеленовато-голубой листвой Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 либо плоскими куполами гор, светившихся изнутри, как будто опалы либо лунные камешки Земли. Круглые шапки льдов из застывшего фтористого водорода на полюсах казались драгоценными сапфирами.

Голубые, голубые, лазуревые, фиолетовые краски преобладали всюду. Самый воздух Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 как будто был пронизан голубоватым свечением, точно слабенький разряд в газовой трубке. Мир чужой планетки казался прохладным и бесстрастным, как будто видение в кристалле — незапятнанное, дальнее и призрачное. Мир, в Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 каком не чувствовалось тепла, ласкающего контраста бардовых, оранжевых и желтоватых цветов Земли.

Цепи городов показывались в обоих полушариях планетки, в зонах, соответствовавших полярной и умеренной зонам Земли. К экватору горы становились Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 все острее и темнее. Зубчатые пики торчали из мутной от паров поверхности моря, ребра хребтов протягивались в широтном направлении, окаймляя тропические области фторной планетки.

Там плотными массами клубились голубые пары: от нагрева Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 голубой звезды просто испарявшийся фтористый водород насыщал атмосферу, подходил колоссальными пасмурными стенками к умеренным зонам, сгущался и каскадами лился назад в теплую экваториальную зону. Плотины, достойные гигантов, обуздывали стремительность этих потоков, заключенных в арки и Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 трубы и служивших источником энергии силовых станций планетки.

Невыносимым блеском сверкали поля большущих кристаллов кварца — видимо, кремний играл роль нашей соли в водах фтористоводородного моря.

Городка на дисплее приближались. Их очертания резко Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 обрисовывались в прохладном голубом свете. Всюду, куда хватает глаз, вся площадь обитаемых зон планетки, кроме загадочной экваториальной области, тонувшей в голубом молоке паров, была устроена, изменена, усовершенствована руками и творческой идеей Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 человека. Еще посильнее изменена, чем наша Земля, еще сохранившая в неприкосновенности большие площади заповедников, старых руин либо заброшенных разработок.

Труд бессчетных поколений млрд людей вырастал выше гор, обволакивал всю поверхность фторной планетки. Жизнь Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 владычествовала над стихиями бурных вод и густой атмосферы, пронизанной убийственно сильными лучами голубой звезды и несусветно сильными зарядами электричества.

Люди Земли смотрели не отрываясь, и сознание вроде бы раздваивалось: в Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 памяти сразу появлялось видение собственной родной планетки. Не так, как представляли для себя родину древнейшие праотцы, зависимо от места собственного рождения и жизни: то равнинами просторных полей и сыроватых лесов, то каменистыми печальными горами Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3, то отрадно сверкающими в теплом солнце берегами прозрачных морей. Вся Земля в многообразии собственных погодных зон — прохладных умеренных и горячих государств — проходила перед мысленным взглядом каждого астролетчика. Нескончаемо красивыми Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 были и серебристые степи — области свободного ветра, — и могучие леса из черных елей и кедров, белоснежных берез, крылатых пальм и циклопических голубоватых эвкалиптов. Туманные берега северных государств в стенках мшистых скал и белизна коралловых Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 рифов в голубом сиянии тропических морей. Властно-холодное, пронизывающее сверкание снеговых хребтов и призрачная, зыбучая дымка пустынь. Реки — великие, неспешные и широкие либо бешено мчащиеся табунами белоснежных жеребцов по большим камням ущелистых Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 русел. Достояние красок, обилие цветов, голубое земное небо с тучами, как белоснежные птицы, солнечный зной и облачная, дождливая хмурь, нескончаемые перемены времен года. И посреди всего этого богатства природы — еще Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 больше величавое обилие людей, их красы, стремлений, дел, желаний и сказок, горя и радости, песен и танцев, слез и тоски…

То же могущество осмысленного труда, поражающего изобретательностью, искусством, фантазией, прелестной формой всюду Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3: в строениях, заводах, машинах, кораблях.

Может быть, чужие тоже лицезреют своими большущими раскосыми очами еще больше землян в прохладных голубых красках собственной планетки, а в переделке собственной более монотонной природы ушли далее нас, малышей Земли Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3? Назревала гипотеза: мы, сотворения кислородной атмосферы, в сотки тыщ раз более обычной в космосе, отыскали и найдем еще неограниченное количество подходящих для жизни критерий, найдем, встретимся, соединимся с братьями Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3-людьми с других звезд. А они, порождения редчайшего фтора, с их необычными фтористыми белками и костями, кровью с голубыми тельцами, поглощающими фтор, как наши красноватые — кислород?

Эти люди заперты в ограниченном пространстве собственной планетки. Наверное Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3, они издавна уже странствуют в поисках для себя схожих либо хотя бы планет с подходящей им атмосферой из фтора. Но как им отыскать в пучинах Вселенной настолько редчайшие жемчужины, как пробиться Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 к ним через тыщи световых лет? Так близко и понятно их отчаяние, величавое разочарование при встрече с кислородными людьми, возможно, не впервой.

В галерее чужих ландшафты фторной планетки заменились видом колоссальных Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 строений. Откосы наклоненных вовнутрь стенок походили на строения тибетской архитектуры. Нигде не было прямых углов, горизонтальных плоскостей — формы плавненько изгибались, переходя от вертикали к горизонтали винтовыми либо спиральными поворотами. Вдалеке появилось Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 черное отверстие, по очертанию схожее на скрученный овал. Когда оно подросло, приближаясь, стало видно, что нижняя часть овала представляет собой спирально изогнутую широкую дорогу, поднимающуюся и углубленную в здание размерами с целый город. Оправленные Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 в красноватое огромные голубые знаки, издалече напоминавшие волновую рябь, показывались над входом. Вход приближался. В глубине его становился виден слабо освещенный огромный зал со светящимися, как флюоресцирующий плавиковый шпат, стенками.

И в Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 один момент, без предупреждения, картина пропала. Изумленные астролетчики, приготовившиеся узреть нечто необыкновенное, ощутили практически удар. Галерея на той стороне прозрачной стенки осветилась обыденным голубым светом. Появились чужие космонавты. Сейчас они двигались очень Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 стремительно, резкими движениями.

В этот момент на дисплее появилась вереница поочередных картинок. Они замелькали в таком темпе, что экипаж чуть мог уследить за изображениями. Кое-где во тьме космоса двигался Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 таковой же белоснежный звездолет, какой висел на данный момент плечо о плечо с «Теллуром». Видно было, как вертелось, сверкало, разбрасывая во все стороны лучи, его центральное кольцо. Вдруг кольцо приостановило вращение, и корабль Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 повис в галлактической пучине, неподалеку от малеханькой голубой звезды-карлика.

Из звездолета устремились вдаль лучи, черточками мелькавшие на дисплее, в левом углу которого появился 2-ой звездолет. Парящие черточки достигнули его, бездвижно стоявшего рядом Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 с земным кораблем, в каком люди узнали собственный «Теллур». И белоснежный звездолет, принявший клич собственного товарища, отодвинулся от «Теллура» куда-то в черную даль.

Мут Анг вздохнул так звучно, что подчиненные Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 обернулись к собственному командиру с немым вопросом.

— Да! Они скоро уйдут. Кое-где очень далековато шел 2-ой их корабль. Они каким-то методом переговаривались, хотя я не могу для себя представить Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3, как это может быть в неизмеримых пучинах, разделяющих корабли. И сейчас что-то случилось со вторым звездолетом, его клич достигнул наших чужих, хотя вернее будет сказать — наших друзей.

— Может быть, он не поврежден Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3, а отыскал чего-нибудть принципиальное? — тихо спросила Потаенна.

— Может быть. Вроде бы то ни было, они уходят. Нужно спешить изо всех сил, чтоб успеть переснять, записать как можно больше сведений. И главное — карты Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3, их курс, их встречи… Я не сомневаюсь, что у их были встречи с кислородными, как мы, людьми.

Из переговоров с чужими выяснилось, что они могут задержаться на земные день. Люди, подстегнутые особыми лекарствами Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3, работали совсем бешено и не уступали неистощимой энергии стремительных сероватых обитателей фторной планетки.

Переснимались учебные книги с картинами и словами, здесь же записывалось звучание чужого языка. Передавались коллекции с Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 минералами, водами и газами в стойких прозрачных ящиках. Химики обеих планет старались осознать значение знаков, выражавших состав живых и неживых веществ. Афра, бледноватая от вялости, стояла перед диаграммами физиологических процессов, генетическими схемами и формулами, схемой Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 эмбриологических стадий развития организма жителей фторной планетки. Нескончаемые цепочки молекул фторостойких белков были в то же время удивительно похожи на наши белковые молекулы: те же фильтры энергии, те же ее плотины Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3, возникшие в борьбе живой материи с энтропией.

Прошло 20 часов. В галерее появились Тэй и Кари; чуть живы от вялости, они несли ленты звездных карт, отражавших весь путь «Теллура» от Солнца к месту встречи Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3. Чужие заспешили еще более. Фотомагнитные ленты памятных машин землян записывали размещение незнакомых звезд, изображенные неизвестными знаками расстояния, астрофизические данные, перекрещивавшиеся сложными зигзагами пути обоих белоснежных кораблей. Все это должно было быть позже Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 расшифровано по приготовленным заблаговременно чужими таблицам разъяснений.

И в конце концов люди не удержались от веселых восклицаний. Поначалу у одной, позже у другой, третьей, четвертой, пятой звезды на дисплее Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 появились увеличенные кружки, в каких закрутились планетки.

Изображение неловкого, пузатого звездолета сменилось целой стаей других, более роскошных кораблей. На опущенных из-под их корпусов округлых платформах стояли в собственных скафандрах существа — бесспорные люди. Символ атома Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 с восемью электронами — кислорода — увенчивал изображение планет и кораблей, но звездолеты на схеме соединялись только с 2-мя из изображенных планет: одной — расположенной близко к красноватому большенному Солнцу; другой — вращавшейся вокруг Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 броской золотистой звезды спектрального класса Эф. По-видимому, жизнь на планетках 3-х других звезд, тоже кислородная, еще не достигнула высочайшего уровня, позволявшего выход в космос, либо мыслящие существа еще не успели Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 показаться там.

Узнать это людям Земли не удалось, но в их руках были бесценные сведения о путях, ведущих к этим населенным мирам, отдаленным на многие сотки парсеков от места встречи звездолетов.

Пора было Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 расставаться.

Экипажи обоих звездолетов выстроились друг перед другом за прозрачной стенкой. Бледно-бронзовые люди Земли и серокожие люди фторной планетки, заглавие которой осталось неясным землянам. Они обменивались нежными и печальными жестами, ухмылками Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 и обоюдно понятными взорами умных, внимательных глаз.

Необычная острая тоска завладела людьми «Теллура». Даже отлет с родной Земли, с тем чтоб возвратиться семь веков спустя, не казался таковой болезненно невозвратной утратой. Нельзя Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 было примириться с сознанием, что еще пару минут — и эти прекрасные, странноватые и добрые люди навечно пропадут в галлактических пучинах, в собственном одиноком и безвыходном искании родной по природе мыслящей жизни.

Может быть, только Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 сейчас астролетчики стопроцентно, всем существом сообразили, что самое принципиальное во всех поисках, рвениях, мечтах и борьбе — это человек. Для хоть какой цивилизации, хоть какой звезды, целой галактики и всей Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 нескончаемой Вселенной главное — это человек, его разум, чувства, сила, краса, его жизнь!

В счастье, сохранении, развитии человека — основная задачка обширного грядущего после победы над Сердечком Змеи, после сумасшедшей, несведущей и злостной расточительности Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 актуальной энергии в низкоорганизованных человечьих обществах.

Уместно и, преодолевая самые страшные препятствия, идти к целесообразному и всестороннему переустройству мира, другими словами к красе осмысленной и могучей жизни, полной щедрых и ярчайших эмоций Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3.

Командир чужих сделал некий символ. Тотчас же юная дама, которая показывала красоту жителей фторной планетки, рванулась в сторону, где стояла Афра. Обширно раскинув руки, она прижалась к перегородке в стремлении обнять красивую Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 даму Земли. Афра, не замечая катившихся по щекам слез, распласталась на прозрачной стенке, как бьющаяся о стекло пленная птица. Свет у чужих угас, и почерневшее стекло стало бездной, в какой потонули все порывы Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 землян узреть снова чужих, оказавшихся настолько близкими.

Мут Анг отдал приказ включить земное освещение, но галерея на той стороне перегородки оказалась пуста.

— Наружная группа, надеть скафандры для отсоединения галереи! — Императивно ворвался Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 в тоскливое молчание глас Мут Анга. — Механики — к движкам, астронавигатор — в пост управления! Всем приготовиться к отлету!

Люди разошлись из галереи. Унесли приборы. Только Афра, освещенная мерклым светом из открытого бортового лючка, стояла в Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 неподвижности, как будто скованная леденящим холодом межзвездных пространств.

— Афра, мы закрываем лючок! — окрикнул ее Тэй Эрон откуда-то из глубины корабля. — Охото проследить за их отлетом.

Юная дама вдруг очнулась Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 и с кликом: «Стойте! Тэй, стойте!» — побежала к командиру. Ошеломленный ассистент стоял в недоумении, но Афра возвратилась очень стремительно. Рядом с ней бежал Мут Анг.

— Тэй, прожектор в галерею! Вызовите техников, экран установите Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 вспять! — распоряжался на бегу командир.

Люди заторопились, как при аварии. Сильный луч пробился в глубину галереи и замигал с теми же интервалами, как луч локатора «Теллура» в 1-ый, момент встречи кораблей. Чужие, прервав Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 работы, появились в галерее. Земляне зажгли голубой свет «430». Дрожащая Афра склонилась над рисовальной доской, отражавшей на дисплее торопливые эскизы биолога. Двойные спиральные цепочки устройств наследственности должны были быть, в общем, схожими у Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 земных и фторных людей. Изобразив их, Афра нарисовала диаграмму обмена веществ в организме человека, сводящуюся к схожему превращению лучистой энергии звездных светил, добытой через растения. Юная дама обернулась на недвижные сероватые Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 фигуры и накрест перечеркнула атом фтора с его девятью электронами, поставив заместо него кислород, Чужие дрогнули. Командир выступил вперед и впритирку приблизил лицо к прозрачной перегородке, вглядываясь огромными очами в неудобные чертежи Афры. И Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 вдруг поднял нужно лбом сцепленные в пальцах руки и низковато склонился перед дамой Земли.

Они сообразили то, что только намеком в последний момент расставания родилось в мозгу Афры, и Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3, вызванное тоскою разлуки, осмелилось вырваться. Афра задумывалась об изменении, дерзкой подмене хим перевоплощений, приводивших в действие весь величайшей трудности человеческий организм. Методом воздействия на механизм наследственности поменять фторный обмен веществ на кислородный! Сохранить Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 все особенности, всю наследственность фторных людей, но вынудить их тела работать на другой энергетической базе. Эта огромная задачка была еще так далека от способности собственного воплощения, что даже семь веков разлуки «Теллура Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3» с Землей, веков непрерывного нарастания фурроров науки, навряд ли намного приблизят ее решение.

Но как нескончаемо много сумеют сделать соединенные усилия обеих планет! Если же к ним присоединятся и другие мыслящие Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 собратья… фторное население земли не пройдет бесследной тенью, затерявшейся в глубинах Вселенной.

Когда люди различных планет с неисчислимых звезд и галактик безизбежно объединятся в космосе, серокожие жители фторной планетки, может быть, не будут отверженцами из Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3-за редкой случайности строения собственных тел.

И может быть, тоска неминуемой разлуки и утраты была гиперболизированной? Труднодоступно дальние по строению собственных планет и тел, фторные люди и люди Земли похожи Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 в жизни и уже совершенно близки в разуме и эмоциях Афре, смотревшей в большие раскосые глаза командира белоснежного звездолета; казалось, что все это она прочитала в их. Либо это было только отражением ее собственных Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 мыслей?

Но чужие, видимо, обладали той же верой в могущество людского разума, которая была характерна людям Земли. Вот почему даже застенчивая искра надежды, высказанной женщиной-биологом, настолько не мало значила для Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 их, что их приветственные жесты более не походили на символ прощания, а ясно гласили о будущих встречах.

Оба звездолета медлительно расползались, боясь разрушить друг дружку силой собственных вспомогательных моторов. Белоснежный корабль на минутку Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 ранее окутался облаком слепящего пламени, за которым, когда оно угасло, не оказалось ничего, не считая тьмы космоса.

И тогда «Теллур», осторожно разогнавшись, вошел в пульсацию, которая служила вроде бы мостом, сокращавшим Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 до этого неоглядную длину межзвездных путей. Накрепко укрытые в защитных футлярах люди уже не лицезрели, как укорачивались летевшие навстречу световые кванты и дальние звезды впереди голубели и делались все более Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 фиолетовыми. Позже звездолет опустился в непроницаемый мрак нулевого места, за которым цвела и ожидала жгучая жизнь Земли.

 г.

^ ТУМАННОСТЬ АНДРОМЕДЫ

Еще не была закончена 1-ая публикация этого романа в журнальчике, а искусственные спутники Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 уже начали быстрый облет нашей планетки.

Перед лицом этого неоспоримого факта с радостью сознаешь, что идеи, лежащие в базе романа, правильны.

Размах фантазии о техническом прогрессе населения земли, вера в непрерывное улучшение и светлое будущее Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 уместно устроенного общества — все это так весомо и видимо доказано сигналами малеханьких лун. Расчудесное по быстроте выполнение одной мечты из «Туманности Андромеды» ставит передо мной вопрос: как правильно развернута в Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 романе историческая перспектива грядущего? Еще в процессе писания я изменял время деяния в сторону его приближения к нашей эре. Поначалу мне казалось, что огромные преобразования планетки и жизни, описанные в романе Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3, не могут быть осуществлены ранее чем через три тыщи лет. Я исходил в расчетах из общей истории населения земли, но не учел темпов ускорения технического прогресса.

При доработке романа я уменьшил намеченный срок Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 на тысячелетие. Но пуск искусственных спутников Земли дает подсказку мне, что действия романа могли бы совершиться еще ранее. Потому все определенные даты в «Туманности Андромеды» изменены на такие, в которые сам Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 читатель вложит свое осознание и предчувствие времени.

Особенностью романа, не сходу, может быть, понятной читателю, является насыщенность научными сведениями, понятиями и определениями. Это не недосмотр либо нежелание объяснить сложные формулировки. Только так мне Иван Ефремов писатель, в корне изменивший лицо отечественной фантастики романом-утопией о далеком будущем Земли «Туманность Андромеды», первой публикации кото - страница 3 показалось вероятным придать спектр грядущего дискуссиям и действиям людей времени, в которое наука должна глубоко внедриться во все понятия, представления и язык.

И. Ефремов



iv-zaklyuchitelnie-polozheniya-redakcionnaya-kollegiya-zavyalov-e-a.html
iv-zakreplenie-urok-matematiki-tablica-umnozheniya-zakreplenie.html
iv-zapreti-i-vziskaniya.html